Search results

Your search found 111 items
Previous | Next
Sort: Relevance | Topics | Title | Author | Publication Year View all 1 2 3
Home  / Search Results
Date: 2018
Abstract: Очередной том фундаментальной серии «Народы и культуры» посвящен истории и культуре евреев на территории Российской империи, СССР и стран СНГ. В монографии рассматриваются общие вопросы происхождения и истории еврейского народа, особенности историкоантропологического облика и языков, а также проблемы изучения еврейского фольклора и этнографии. Основное внимание уделено этнополитической истории и своеобразию традиционной культуры российских евреев: их занятиям, костюму, обрядам жизненного цикла, религиозным праздникам, пище, народным знаниям, фольклору, декоративно-прикладному искусству, образованию. Специальные разделы освещают многообразные процессы, протекающие среди евреев в современном мире, взаимоотношения евреев с другими народами. В отдельных разделах даны историко-этнографические материалы по неашкеназским группам: грузинским и бухарским евреям и иудействующим. В создании тома приняли участие историки, филологи, этнографы, антропологи, социологи, фольклористы из России, Украины, Израиля и Франции. Для историков, этнологов, культурологов, специалистов в разных областях иудаики, студентов профильных вузов и кафедр, широкого круга читателей
Date: 2018
Abstract: Реализация этого проекта предполагала включение 25 вопросов в ежемесячный опрос по общенациональной выборке. Опрос был проведен 23–30 августа 2018 года по репрезентативной
всероссийской выборке городского и сельского населения объемом 1600 человек в возрасте от
18 лет и старше в 136 населенных пунктах, 52 субъектах РФ. Исследование проводилось на дому
у респондента методом личного интервью. Распределение ответов (если не указано иное) приводится в процентах от общего числа опрошенных. Полученные данные дополнены результатами и
выводами из аналогичных исследований Левада-центра, проводимых с 1990 года, прежде всего –
материалами июльского опроса 2018 года.
В настоящем Отчете акцент сделан на анализ ксенофобских установок и их изменений в России;
меньшее внимание уделено потенциалу и угрозе, вызванных антисемитизмом, поскольку сравнительно недавно (в 2016 г.) Левада-центром были проведено большое исследование населения
России по этой проблеме, а в 2018 году отдельно - опрос евреев России по этой же теме (количественный опрос и серия фокус групп)1
, посвященных среди прочего динамике ксенофобских
и антисемитских настроений в обществе и форм их выражения, а также оценкам потенциальных
угроз российскими евреями
Date: 2018
Abstract: В настоящем исследовании была использована значительная часть вопросов общеевропейского
опроса, проводившимся Агентством Европейского Союза по основным правам (АОП) в восьми
странах Европейского Союза в 2012 году1
, направленного на мониторинг антисемитизма, личного
опыта опрошенных с подобными проявлениями, среди еврейского населения 8 европейских
стран.2
Использование одних и тех же вопросов дает возможность сравнить мнения и оценки
российских евреев с такими же оценками среди евреев из других стран, то есть оценивать современный масштаб антисемитизма в России в общеевропейском контексте. Отметим, что методика
европейского опроса иная, в отличие от российского опроса, проводившегося методом интервью face-to-face, европейское исследование – опрос онлайн. Это означает, что респонденты самостоятельно принимали решение отвечать на анкету. Несмотря на эти методические расхождения, мы считаем возможным сравнение полученных нами данных с европейскими, поскольку
они указывают на общие тенденции.
Все приводимые в настоящем отчете данные представляют собой распределение ответов (процент ответов к числу всех опрошенных, равное 517 человек, старше 16 лет, если не указано иное).
Отправной точкой для проведения настоящего исследование служит представление, что в последние многие годы мы не наблюдаем явного роста антисемитизма, основанное на результатах предыдущих массовых общероссийских исследований, проведенных по заказу РЕК. На фоне
весьма высокого уровня ксенофобии, нараставшего с середины 1990-х гг. по отношению к представителям различных этнонациональных общностей, прежде всего – к приезжим из кавказских
и среднеазиатских республик бывшего СССР, массовый негативизм по отношению к евреям выражен достаточно слабо. Но таковы были зафиксированные в социологических опросах массовые
установки всего населения России. Общенациональная репрезентативная выборка не позволяла
при этом сколько-нибудь определенно судить о том, а как смотрят на те же самые проблемы сами
российские евреи, насколько они обеспокоены угрозой агрессивного национализма, расизма и
антисемитизма в России. Потребность ответить на эти вопросы обусловила проведение настоящего социологического исследования.
Date: 2018
Abstract: Настоящий отчет в основном описывает результаты качественных исследований 2018 г . Это была вторая волна фокус-групп и интервью, во многом продолжавшая и развивавшая исследование, первая волна которого прошла в 2015 г . и которая описана в соответствующем Отчете . Сведения об объеме и географии проведенных фокус-групп представлены в Приложении №1
Наряду с этим настоящее качественное исследование имеет целью дополнить и поддержать значительное по масштабам количественное исследование, проводимое одновременно Левада-центром в тех же городах (и ряде других) . Описываемые фокус-группы и интервью проводили модераторы Левада-центра А .Левинсон и С .Королева .
Приглашение респондентов из числа евреев осуществлялось через еврейские организации на местах . Контакты с этими организациями были установлены с помощью сотрудников Российского Еврейского Конгресса, за что мы им приносим свою благодарность . Приглашение других респондентов происходило силами местных маркетинговых и социологических агентств, сотрудничающих с Левада-центром .
Выборка для качественного исследования 2018 г . была построена так, чтобы в каждом из четырех городов провести встречи с местным еврейством и с представителями тех групп, которые образуют контекст или часть контекста для существования евреев . Поэтому в городах Дербент и Казань проводились фокус-группы с представителями мусульманского большинства, в городах Томск и Калининград – с представителями русского населения городов .
Исследователи полагали необходимым проверить гипотезу о том, что религиозность, т .е . включенность в жизнь религиозной общины и в соответствующее вероучение, влияет на восприятие проблемы антисемитизма . Поэтому были запланированы фокус-группы с евреями религиозными и с теми, кто себя к религиозным не относит . Такие же различия должны были быть в группах русских (относящие и не относящие себя к православным) и в группах мусульман, которые были разделены на «практикующих» (в Дербенте) и «этнических» (в Казани) . Мы не имели в виду обращаться к «истово-верующим» этих трех конфессий, поскольку это относительно узкие группы среди вообще «верующих»/ «практикующих»/ «религиозных» . Гипотеза нашла лишь частичное подтверждение . Среди евреев этот статус не влиял на их представление о наличии/отсутствии антисемитизма . Среди «практикующих» мусульман и православных было отмечен особый тип претензий к евреям и/или иудеям, не встречавшийся у тех, кто не причисляет себя к верующим . Претензии состояли в том, что иудеи считают себя выше нас – мусульман или православных . В остальном позиции людей более и менее вовлеченных в религию – в отношении обсуждаемых вопросов – не различались .
Author(s): Sheveliov, Dymitry
Date: 2018
Abstract: На протяжении почти 30 лет, прошедших после распада СССР в 1991 году, численность еврейского населения Беларуси постоянно сокращалась вследствие ассимиляции, естественной убыли (депопуляции) и особенно ‑ эмиграции из страны. Еврейские общинные организации оценивают численность еврейского населения республики на сегодняшний момент либо 9-15, либо 30-40 тысяч человек. Тем не менее, в стране действует разветвленная сеть городских, религиозных, культурных и других еврейских организаций, объединенных в три, иногда соперничающие друг с другом «зонтичные» структуры. Лоббистские возможности еврейских организаций, которые в Беларуси, в отличие от иных постсоветских республик, не находятся под опекой крупного частного бизнеса или межрегиональных еврейских объединений, ограничены и потому фактически зависят от личных связей отдельных общинных лидеров с представителями власти. Интерес широкой публики к еврейской истории и культуре; желание властей превратить еврейскую историю Беларуси в дипломатический и политический бренд и продвижение, в рамках политики развития туризма в стране, идеи международного еврейского паломничества к «сакральным иудейским объектам», по аналогии с паломничеством иудеев на Украину в период осенних праздников ‑ перспективы общинной жизни Беларуси в ближайшие годы.
Date: 2019
Abstract: Идущий в России очередной виток дискуссии о ликвидации ряда «дотационных» национальных автономий путем их слияния с более состоятельными в хозяйственном и бюджетном смысле соседними регионами страны, напрямую касается и возможного изменения статуса основанной в мае 1934 года Еврейской автономной области. Хотя мотивы данного шага преимущественно финансово-экономические, лишение ЕАО, единственного оставшегося в мире примера, пусть на декларативном уровне, реализации «территориалистской» модели национального самоопределения еврейского народа, нанесет немалый символический и содержательный ущерб российской еврейской общине и стране в целом. Особенно, если принять во внимание идущий в последние десятилетия в области процесс возрождения еврейской культурной жизни и то, что сама по себе ЕАО, как бренд, может в долгосрочной перспективе оказаться экономически эффективен.
Translated Title: Yiddish Revived in Lemberg
Date: 2019
Abstract: Традиционный язык ашкеназского еврейства – идиш ‑ почти исчез в качестве средства живого общения на просторах Восточной Европы и постсоветских стран в связи с культурной ассимиляцией в советское время и массовой эмиграцией его последних носителей в 90-е гг. прошлого века. Но он был одним из важнейших символов еврейского возрождения в 1988-1992 годах, то есть накануне распада СССР и в ранний постсоветский период. Именно вокруг идеи восстановления и развития идишской культуры строилась деятельность возникших в те годы Обществ еврейской культуры, первое из которых в Украине (оно же ‑ второе по счету в СССР) было основано во Львове. Однако в последующие годы этот фактор ушел на периферию идентичности местного еврейства. После перерыва в четверть века интерес к данной теме вновь возрождается, но уже как к академической дисциплине, причем в основном усилиями нееврейских интеллектуалов и деятелей местной культуры. Сам по себе этот процесс можно только приветствовать, однако одновременно еврейским общественным лидерам имеет смысл задаться вопросом, что стоит за этот тенденцией. Общая либерализация гуманитарного знания, попытка ответственно взглянуть на историю своих народов в свете судеб их еврейских соседей или характерная для ряда стран Восточной Европы попытка превращения еврейской культуры в приватизированную местным нееврейским обществом «единицу памяти»?
Date: 2019
Abstract: В конце прошлого, 2018го и начале этого 2019 года были опубликованы очередные доклады израильских, российских и украинских организаций, вовлеченных в процесс мониторинга появлений антисемитизма и ксенофобии на просторах бывшего СССР, и прежде всего – в России и Украине. Факты и выводы этих документов стали богатым информационным поводом и предметом оживленной дискуссии представителей политических кругов этих стран и различных фракций постсоветских еврейских элит. Основные разногласия связаны с темой классификации тех или иных событий в качестве антисемитских проявлений. Точкой соприкосновения сторонников разных подходов является стремление уделять особое внимание не только прямым физическими преступлениями или вандализма на почве ненависти к евреям, но и таким сюжетам как подстрекательство, попытки диффамации евреев и Израиля, отрицание Катастрофы, и антисемитизм, замаскированный под «антисионизм».


В конце прошлого, 2018-го и начале этого 2019 года вниманию общественности были представлены очередные доклады организаций, вовлеченных в процесс мониторинга появлений антисемитизма и ксенофобии на просторах бывшего СССР, и прежде всего – в России и Украине. Где тема отношения властей и общества к евреям стала заметным элементом психологической, дипломатической и информационной активности, сопровождающей уже более чем четырехлетний тяжелый конфликт между двумя странами. Не случайно, что факты и выводы документов, представленных в нынешней – как и прошлогодней серии докладов, стали богатым информационным поводом и предметом оживленной дискуссии представителей политических кругов этих стран и различных фракций постсоветских еврейских элит
Date: 2019
Abstract: Катастрофа европейского еврейства привела к почти полному исчезновению еврейской общины Германии. Чудо случилось в 1990-х годах, когда русскоязычные евреи стали тысячами прибывать в эту страну. Для местных евреев неожиданная иммиграция казалась удачным шансом, выпавшим еврейским сообществам и обществу в целом. Однако первое поколение русско-еврейских иммигрантов столкнулось с большим числом социальных проблем и трудностей интеграции на рынок труда. К этому следует добавить культурное отчуждение от немецкого общества и серьезные различия в культуре, ментальности и идентичности с местными еврейскими общинами. А также конфликты между старожилами и новоприбывшими относительно желаемых моделей организации еврейской жизни – в силу чего и через тридцать лет после начала иммиграции русские евреи все еще мало представлены в общенациональном еврейском руководстве. И все же, впервые после окончания Второй мировой войны у еврейских общин Германии появился шанс построить плюралистическую модель религиозных, культурных, образовательных и политических проектов. Второе поколение русских евреев Германии не сталкивается с проблемами интеграции, подобные проблемам родителей, и большинство из этого поколения вольется в немецкий средний класс и профессиональную элиту страны – или уже находятся там. Но при этом совершенно непонятно пока, до какой степени второе поколение русских евреев будет искать собственные корни, интересоваться еврейским наследием и участвовать в жизни еврейских общин.
Date: 2019
Abstract: Концепция «двойной лояльности» в еврейском случае подразумевает, что еврей стоит на стороне Израиля вне зависимости от страны своего проживания, а принцип Талмуда, известный как «Закон государства обязателен для исполнения евреями» (Дина де-мальхута дина) часто рассматривается как требование к еврею придерживаться лояльности тому государству, где он живет. Попытка многих советских евреев, на разных этапах послевоенной истории этой страны, совмещать патриотизм в отношении страны проживания и преданность Израилю, воспринимался властями СССР как вызов и повод для репрессивных кампаний. Нынешняя ситуация в постсоветских странах в целом иная, и ближе к подходу современных демократических государств, признающих феномен «поли-лояльности» и двойного гражданства, закрепленного межправительственными соглашениями и программами о развитии культурных, научных, деловых и других связей.
Date: 2019
Abstract: В статье, опубликованной в выпуске № 15 EAJ Policy papers, Олаф Глокнер перечисляет проблемы, с которыми столкнулось первое поколение русскоязычных евреев-иммигрантов в Германии. Однако завершает свой анализ позитивными перспективами развития еврейской общины этой страны. Насколько его оптимизм оправдан? Похоже, что отчужденность евреев-иммигрантов в Германии от местного общества и еврейских общин оказалась даже глубже, чем казалось ранее, и в каком-то смысле охватывает и намного более профессионально и культурно интегрированное поколение молодого и раннего среднего возраста. Потому в Европе более чем в других местах сохранение русско-еврейского самосознания является фактором сохранения еврейской идентичности вообще. Альтернативой ей является усвоение не столько «местного еврейского» сколько собственно нееврейского гражданского идентификационного компонента. Смогут ли транснациональные зонтичные еврейские структуры ответить на этот вызов, пока «поезд» еще окончательно не ушел?
Date: 2018
Abstract: This article is about new identities experienced by Russian Jews and the construction of the Jewish community. Jewish identity in the Soviet Union was based solely on ethnicity. Soviet passports contained the graph of ethnicity and Jews were considered to be a nationality. It is important to stress on the fact that Jewish identity in the Soviet Union can be characterised as a negative one. It was through the State antisemitism that Jews were defined, being suppressed and discriminated in the social field. With the collapse of The Soviet Union, the situation changed dramatically: those who had been discriminated obtained a rare opportunity to reconstruct their Jewish identity through religion, the rebirth of Jewish
tradition and equal rights with the rest of the population. With all that, the auto-definition through ethnicity still persist, among the young generation as well as among the older ones. The quantitative part of my research shows that around 50% of respondents suppose that it is one’s parentage that defines one’s jewishness. In this work I also pay attention to family
transmission and collective memory and their contribution to the construction of new types of identities. I show that the identity the young generation obtained from their parents needed to be developed in the new post-soviet reality. So, they have transformed the “passive”, negative
Soviet-time identity into new ones, religious or secular, - the principal point is that they are “active”. The construction of active identity demands the construction of the environment, the community. In the second part of the article I demonstrate the way this community functions in social, cultural and political spheres. I take the president elections of 2018 in Russia as an example of community act, following the possible trajectories of vote as well as problematizing the existence of community vote among Jews on contemporary Russia. Within the framework of the research I took 20 interviews with Jews from different types of communities: the orthodox communities, the reformist one, as well as from so called “secular Jews” attending events in various Jewish clubs and organisations. I also distributed a questionnaire (100 answers) containing questions on the two basic topics of the research: the construction of Jewish identities and the political identity of the respondents.
Date: 2002
Abstract: Весной и летом прошлого 2001 года социологическое бюро «Новой еврейской школы» провело опрос руководителей воскресных школ Российской Федерации. Полученные результаты оказались не просто неожиданными, они озадачивали, обескураживали...

Не желая искать соринку в чужом глазу, мы сочли исследование малоудачным, а причину этого усмотрели в несовершенстве собственных методов. Мы положили исследование «под сукно». Однако одна из его главных тем — тема взаимодействия воскресных и дневных еврейских школ — не утратила от этого своей актуальности. Она постоянно вставала в ходе дискуссий, которые проходили на наших семинарах, поднималась в письмах читателями нашего журнала и членами-корреспондентами Педагогического клуба НЕШ, всплывала в беседах с кормчими еврейского образования — экспертами-методистами, представителями различных академических и спонсорских структур.

В результате мы все же решились вынести на читательский суд собранные год назад материалы. Ибо постепенно нам стало ясно, что при всех своих недостатках проведенное исследование обладает одним важным достоинством: оно выявляет серьезную проблемную область, причем делает это аналитическими методами.

В основу этой статьи положен отчет, представленный социологическим бюро «НЕШ» на семинаре директоров воскресных школ СНГ и стран Балтии (Москва, 2001). Мы надеемся, что руководители и педагоги воскресных школ откликнутся на ее публикацию. Сейчас именно тот «исторический момент», когда ваши мнения могут сыграть важную роль в определении будущего еврейского образования, основного и дополнительного. Ждем ваших писем, друзья.
Date: 2018
Abstract: On the materials of the field expedition in the Biešankovičy rajon of Vitebsk region of Belarus in 2016, dedicated to the relations between Belarusians and Jews, there was a reconstruction of the history of Shtetlekh on the basis of oral testimonies of Jewish and non-Jewish population. The tragic events of the Second World War and the Catastrophe of the Jews that took place in Belarus along with the direct inter-ethnic relations served the main object rather than the background of the research work.

According to the research results we can state that the Belarusian official discourse of the politics of memory about the Catastrophe creates a model of non-identification, denial and mitigation of certain problems of the historical memory related to this tragedy. In the Belarusian ideological rhetoric it is still spoken only about the tragedy of the Soviet people and about the national socialist policy of genocide, which was aimed at the destruction of the Slavs and other peoples. Sometimes under the “others” Jews are meant. Moreover, often in the official discourse at the highest level, the “peculiar nature” of the final solution to the question and the specific
genocide of the Jews are denied, and their “victims” are ranked together with the losses of Belarusians etc.

Though the return of the memory of the Shoah happens to be in today’s Belarus, this process is quite slow and faces a number of difficulties connected with the integration of the memory of the Belarusian and Jewish historical narratives regarding the Second World War. These difficulties of integration of the memory of the Belarusian and Jewish historical narratives regarding World War II in general and the Shoah in particular happen in the consequence of the emergence of the strategies of the “national commemoration”, in the framework of which cultural memory and the conflict of the interpretations of the Catastrophe are constructed.

Contrary to the official Belarusian politics of memory, residents of Beshankovichy, Ula and their surroundings identify the Jews as victims of the German occupation authorities. What is different about it is that this determination takes place against the background of sustainable practice of suppression or mitigation and, paradoxically, sometimes even denying of the tragedy of the Catastrophe, which came as a result of the official Soviet and post-Soviet state policies of memory that has been active for decades in the background of a traumatic experience which occurred due to the reluctance of some Belarusians to admit both guilt for the participation in the events of the Shoah and the responsibility for its consequences.
Date: 2018
Abstract: Problems of religious and ethnic identity are especially pertinent for people of Jewish heritage in post-Soviet states. Radical changes of the 20th century made the society more secular, put distinctions between definitions of being “Jew” and “Judaist”; the number of mixed marriages grew, and the young generations now learn traditions not from parents but from public lectures in Jewish communities. In this paper we have tried to find out what has brought young people to the Jewish community of Smolensk, why they choose to remain there, and whether they consider themselves Jewish. We have been especially interested in understanding how much does religious identity influence the choice of ethnic identity, and vice versa.

The research is based on 8 in-depth interviews collected during Sefer Center’s trip to Smolensk Oblast in 2016. The interviewees were selected according to the following criteria: regular visits to the synagogue (twice a month or more) and age between 14 and 35.

The working hypothesis is that the number, the frame of mind, and the identity of the young people who visit the synagogue are influenced by the following factors: 1) ethnic and religious identity of the family members and close people of the respondents and their disposition towards various confessions and ethnicities; 2) the rabbi’s policy in ethnic issues and traditions, how loyal he is to rule bending and now active he is in attracting the youth to the synagogue; 3) the environment: the influence of historically significant places of Smolensk Oblast and memories of remarkable historical events that occurred on its territory.

After analyzing the data we have drawn the following conclusions. The main reason for the interviewees to choose the Jewish identity is the prevailing of such identity in their parents. For those whose parents are both Jewish this argument is sufficient. If only parent is Jewish, a young person starts seeking for additional arguments to “allow” himself/herself be Jewish. Such reasons may be their sympathy towards Judaism and/or Jewish customs and the feeling of one’s “distinction”. Sometimes for the final integration into the Jewish environment the interviewees conduct Giyur or circumcision, the latter being not only for religious reasons. If the young people don’t feel such sympathies or don’t perform the special rituals for integration, they leave the community because they don’t feel enough “Jewishness” to remain there. The forming of one or another religious identity depends mostly on which identity is considered the right one in the family. Also, in contrast to ethnic identity, religious identity changes more often and is dependent on the person’s environment and period of time.

Thus, the working hypothesis has been confirmed in a number of points. 1) The forming of identities is indeed influenced by the identities of parents and social circles of the interviewees and the rabbi’s policy towards the youth and other members of the community. 2) It is also influenced to a lesser extent by which religious and ethnic identity is prevalent and considered normal in a particular region. Historical events and places have basically no influence on the identity formation.
Date: 2018
Abstract: The article considers the features of the correlation of ethnic and religious identifiers in the process of “revival” of the activities of the Jewish community of Perm in the post-Soviet period. Both types of identifiers which due to the specificity of Judaism as a nationally oriented religion analyzed as significant in the process of defining of phenomenon of the community. The main problem is that the cultural component of Judaism is the most important consolidating factor in the construction of the Jewish community. At the 1990’s. the community was a consolidated group, where Judaism is the connecting element. The cultural component of this system comes to the fore, and activities in this area contribute to the position of the community in the intercultural and urban space. Mass public events attested relevance of the cultural component of Judaism. Social and cultural activity had due to enter the Jewish community into the social space of the city, legitimizing its activity. Change of eras of the turn of the 1990s has contributed rise of appeal to the cultural component of the Jewish tradition. At the same time, cultural identity did not always fully coincide with the confessional one. Interviews with members of the community confirmed that the “revival” took place in Jewish cultural life, and the religious component played the role of an external occasion for the consolidation of the community. The emergence of religion from the “social ghetto” facilitated the observance of rites and norms of cult practice, accelerated the process of legitimizing the ethno-confessional community. The cultural component of Judaism is also a factor of internal communication in the community. The number of Jews who visited religious events and do not attend prayers, indicates the relevance of events that emphasize national identity. Getting a free meal by the older generation is also an economic factor that contributes to the consolidation of the community. The cultural activities of the community described by the respondents testify to the inclusion of Judaism in the inter-confessional sphere of the city. Project activity gives an opportunity to familiarize the population with Jewish culture, contributes to the regulation of interethnic relations within the society, and the formation of tolerant attitudes towards representatives of different faiths. Members and representatives of the Jewish community actively participate in religious events, which take place both in the walls of the synagogue and on city sites. The development and implementation of projects aimed at increasing the religious literacy of the population contributes to the formation of a tolerant society.
Date: 2013
Abstract: Монография представляет собой попытку реконструировать модели этнического, национально-гражданского и религиозного самосознания постсоветской еврейской молодежи, с привлечением собранного авторами полевого материала. В работе рассматривается, в чем проявляется еврейская идентичность молодых людей. Внимание уделяется таким темам, как формирование этнической самоидентификации и религиозный опыт еврейской молодежи; стремление разнообразных еврейских организаций сконструировать новую еврейскую идентичность на постсоветском пространстве; стиль жизни и формы проведения досуга молодежи; система ценностей молодых людей еврейского происхождения, включая их отношение к Государству Израиль и память о Холокосте.

Впервые воедино собраны материалы восьми исследований, проведенных авторами в течение последних десяти лет, и большая часть полученных данных публикуется впервые. Это позволяет получить доступ к беспрецедентно большому массиву информации и проанализировать исследовательские вопросы более углубленно, чем это когда-либо делалось прежде.

Книга может представлять интерес для социологов, этнологов, антропологов, культурологов и специалистов по иудаике, а также для широкого круга читателей, интересующихся современными проблемами еврейства
Date: 2017
Abstract: Представленная книга документированных исследований А. Бураковского исторически охватывает 30-летний период развития социально-политической жизни Украины начиная с распада СССР и до 2016 года включительно. Книга содержит 10 глав и соответствуещее теме книги вступительное слово профессора истории Ивана Химки (John-Paul Himka). События в ней разворачиваются на фоне всех «майданов», начиная от первого — НРУ, и заканчивая «евромайданом», при президентах Л. Кравчуке, Л. Кучме, В. Ющенко, В. Януковиче — вплоть до революционного перехода власти в независимой Украине к ее 5-му президенту П.Порошенко. Все события в книге разворачиваются на фоне эволюции развития как украинского, так и еврейского возрождения, и их жесткого взаимовлияния. При этом автор, будучи долгое время в центре тех и других событий, большое внимание уделяет трансформации еврейско-украинских отношений, главным образом, уже в независимой Украине.
Date: 2017
Abstract: Настоящая книга представляет собой второе издание (исправленное и дополненное) книги автора "20 лет Большой алии: статистический анализ перемен", вышедшей в 2013 году, которая, в свою очередь, явилась логическим продолжением предыдущей книги автора “Еврейское население бывшего СССР в ХХ веке (социально- демографический анализ)”. Если первая книга автора была посвящена развитию со- ветского еврейства в стране исхода, то нынешняя – тем изменениям, которые претер- пела еврейская русскоязычная община в Израиле, где сейчас проживает ее бóльшая часть. Наш анализ охватывает период с начала 1990-х годов до настоящего времени, и включает динамику общей численности репатриантов по республикам исхода, их расселение по городам и регионам Израиля, демографические аспекты, образование (как взрослого населения, так и детей и молодежи), владение ивритом и английским языком, компьютерную грамотность, армейскую/национальную службу. Особое внима- ние уделяется профессиональному трудоустройству репатриантов, и в частности, специалистов с высшим образованием. Рассматриваются также изменения в эконо- мическом положении репатриантов, их состояние здоровья, а также общая удовлетво- ренность жизнью в Израиле, национальное самосознание, традиции и ценности. По сравнению с предыдущим изданием, данные уточнены в соответствии с новыми ис- точниками и с учетом тенденций последних лет. Данные по репатриантам сопоставляются со всем еврейским населением Израиля, а по возможности – с еврейскими иммигрантами из бывшего СССР в США и Германии. Книга предназначена для демографов, социологов, специалистов, занятых проблема- ми интеграции репатриантов в различных сферах и всех интересующихся данной про- блемой.
Date: 2008
Abstract: Во многих европейских государствах и в США политика памяти о Холокосте ― один из краеугольных аспектов программ по толерантности и созданию гражданского общества. В странах Восточной Европы (в частности, в Польше и Венгрии1, а в последние годы ― в Румынии и Хорватии) отношение к Холокосту и увековечение мест памяти стали предметом общественных дискуссий и нашли отражение в государственных образовательных программах, а также в создании современных музеев и образовательных центров. Основные тенденции и особенности политики памяти об уничтожении советских евреев в годы нацистской оккупации привлекли внимание историков на постсоветском пространстве практически сразу же после создания независимых государств, которые в годы войны оказались захваченными нацистами и их пособниками (в Молдове этот процесс с участием государственных структур начался только несколько лет назад). Особенно активно дискуссии по отношению к памяти о Холокосте и участию в нем местных националистов ведутся в Украине и Литве. При государственной поддержке проводятся ежегодные научные конференции по Холокосту в Латвии. Национальный День Холокоста, приуроченный к 27 января ― дате освобождения лагеря смерти Освенцим, отмечают в Эстонии. Свои Национальные дни Холокоста, приуроченные к важным датам геноцида местных евреев, отмечают в Латвии и Литве. В Украине на государственном уровне отмечается День трагедии в Бабьем Яре.

Данная статья продолжает наши исследования проблем исторической памяти о Холокосте в Советском Союзе и странах бывшего СССР, где лишь частично затрагивалась проблема осознания Холокоста и его уроков в современной России2. Мы остановимся на нескольких сюжетах: взаимодействие общественных организаций и власти в вопросах сохранения памяти о Холокосте в России; отражение темы Холокоста в художественном и документальном кино, литературе и искусстве; исследовательские и образовательные проекты; программы по увековечению памяти жертв Холокоста на территории РФ.
Date: 2008
Abstract: Американский еврейский распределительный комитет «Джойнт» и его политика в постсоветских странах стали в последнее время одной из самых обсуждаемых тем в еврейских общинах евразийского пространства. Этот вопрос был затронут в одной из публикаций прошлого "Евроазиатского еврейского ежегодника", что вызвало активную реакцию представителей российской еврейской общины.

Недавно в выходящей в Нью-Йорке газете "Мы здесь" был опубликован обширный аналитический доклад на эту тему, подготовленный группой израильских и российских экспертов, которые предпочли сохранить свою анонимность, по заказу московских предпринимателей, активно участвующих в еврейской благотворительной деятельности.

Мы перепечатываем эту статью с любезного разрешения редакции газеты "Мы здесь" и надеемся, что ее появление приведет к оживлению дискуссии о будущем еврейской общины на постсоветском пространстве.