Search results

Your search found 25 items
Sort: Relevance | Topics | Title | Author | Publication Year
Home  / Search Results
Date: 2018
Date: 2020
Abstract: В статье рассматриваются глубинные изменения, которым подверглась еврейская идентичность и культурная память в России, в том числе произошедшие советский и пост-советский периоды. Основываясь главным образом на результатах своих полевых исследований, проводившихся с 1999г. в ряде российских городов, я при-хожу к выводу, что у людей еврейского происхождения в России отсутствует еди-ная культурная самоидентификация, но что она имеет поливариантный характер.При этом некоторые типы самоидентификации не включают в себя символы ицен-ности, характерные для еврейской культурной традиции (или включают их частич-но).Глубокие трансформации еврейской идентичностив XXв. привели к тому, что и еврейская культурная память в нашей стране тоже имеет диверсифицированный характер. За последние два-три десятилетия в России наблюдается конструирова-ние «новой еврейской» самоидентификации и культурной памяти, которые зиждут-ся на позитивных ценностях–как религиозных, так и светских. Ведущая роль в этом процессе принадлежит различным еврейским религиозным и светским струк-турам.
Date: 2020
Abstract: Книга посвящена одной из деноминаций иудаизма — так называемомупрогрессивному, или реформистскому, иудаизму, а также его особенностямв России, идентичности его последователей и ряду факторов, способствую-щих его распространению. Хотя реформистский иудаизм пока сравнитель-но мало распространен в России, за рубежом, особенно в США, он являетсянаиболее крупной деноминацией иудаизма. Эта тема почти не изучена в на-шей стране и за рубежом, поэтому книга является новаторской, она вводитв научный оборот новые материалы, касающиеся истории реформистскогоиудаизма и его состояния в РФ.Книга построена в основном на полевых материалах автора, в приложе-ниях содержатся тексты нескольких интервью с раввинами и членами ре-формистской общины, а также таблицы и графики, составленные по резуль-татам опроса, проведенного в реформистской общине.Книга представляет интерес для историков, социальных антропологов,социологов, религиоведов, специалистов по иудаике, а также для студентов,обучающихся по этим специальностям
Date: 2011
Abstract: A profound transformation of the cultural memory in the former Soviet Union has resulted in deep changes in the cultural identities of all Soviet—and ex-Soviet—ethnic and religious groups. This transformation led to a change of perceptions about sacred and profane spaces and the connections of these spaces to the urban landscape. As a result of complex historical and cultural processes, contemporary Russian Jewry is a highly heterogeneous community and its perception of traditional Jewish sacred places— synagogues, cemeteries, saints’ tombs—is that they have lost their function. During the Soviet era these places had often not been considered by Jews as sacred. Moreover, non-Jewish sacred places, like Christian churches, had, paradoxically,in some cases, become Jewish sacred places. The so-called Jewish renaissance in post-Soviet Russia has led to a revived interest in Judaism and Jewish traditions. Therefore, Jewish communal centers, philanthropic and youth organizations, centers for economic support, leisure time activities and places for Jewish sentiments and memories function as Jewish sacred places. This inversion of sacred and profane spaces, typical of post-modern culture, is visible, especially in small urban centers, where there are no synagogues and where the role of secular or semi-secular Jewish organizations is growing. In this article I will try to demonstrate the specifics of Jewish sacred and profane spaces in modern Russian urban centers.